Строитель сибирской науки

О одном из забытых основателей сибирской науки, Сергее Алексеевиче Христиановиче

Сибирь научная

«Научная история» Сибири длится не так долго – сегодня ещё живы многие люди, которые могут рассказать, как среди лесов, полей, заводских городов и деревень стали появляться города и районы, жители которых занимались изучением фундаментальной науки. На сегодняшний день научное сообщество Сибири многочисленно, а исследовательские центры существуют во всех сибирских городах.

Ответить на вопрос, почему за такой короткий промежуток времени произошло столь стремительное развитие научного потенциала Сибири, крайне сложно. Было ли это исторической определенностью или волей конкретного человека? Скорее всего, истина лежит на пересечении ответов на эти вопросы.

Проще увидеть конкретную личность, например, основателя Сибирского отделения Российской академии наук Михаила Лаврентьева, который создал штаб-квартиру научного сообщества в Новосибирске, по проекту которой создавались научные центры во всех регионах Сибири и Дальнего Востока. В честь Лаврентьева названы улицы, институты и школы, даже горные пики.

Но создание таких масштабных проектов – это в первую очередь коллективный процесс. Памятные знаки, которые посвящаются выдающимся людям, воссоздают их достижения в глазах будущего поколения. Проспект Лаврентьева, Треугольник Лаврентьева, гимназия Лаврентьева, Институт Лаврентьева, физматшкола Лаврентьева – Михаил Алексеевич «живет» в этих местах до сих пор, в то время как другие основатели оказались незаслуженно забыты.

Михаил Алексеевич был нетривиальным человеком с необычной судьбой и такими же были люди, которые его окружали. Обычно на склоне лет люди становятся более консервативными, но соратники Лаврентьева решили круто изменить свою жизнь и отправиться в Сибирь. Они искали приключений, которых жаждет всякий пытливый ум. Искали спасения, не для себя, а для страны, для ее жителей и ее достижений, ведь государство в тот момент находилась в состоянии всестороннего противостояния с половиной мира. Пожалуй, последнее является отправной точкой для понимания того, почему научные «кочевники» устремились на восток. Это была инициатива не только лидера сибирских ученых – Лаврентьева, но коллективным решением ряда его коллег- ученых, которое поддержало высшее руководство страны в лице Никиты Сергеевича Хрущёва. Так, в 1947 году в «Правде» выходит статья-манифест, посвященная обоснованию развития науки за Уралом. Первым автором был Михаил Лаврентьев, а второй, ныне менее известный в Академгородке, Сергей Христианович – выдающийся творец «научной истории» Сибири.

Дворянские корни и советское воспитание

Детство Сергея Христиановича было будто из другого мира, так сильно оно отличалось от того, как сложилась его жизнь. Он родился в 1908 году в семье дворян из Орловской губернии, получил классическое домашнее воспитание. Жизнь его складывалась достаточно стандартно для выходца из дворянской семьи – образование и происхождение открыли бы перед молодым человеком все двери.

С.А. Христианович в раннем детстве (itam.nsc.ru)

Всё изменила революция. Шансов примириться с пролетарской властью у семейства Христиановичей было не много, поэтому они выбрали другую сторону. В 1919 году родители ушли с Белой армией Деникина, отступавшей через город Орёл. Их скосила напасть «гражданки» – в Ростове они заболели тифом и умерли. 12-летний Серёжа осиротел, и чтобы выжить, торговал сигаретами на улицах Ростова.

Он мог повторить ужасную участь многих советских беспризорников. Но его случайно заметил ростовский профессор Давид Иловайский, которого поразило, что беспризорник, торговавший папиросами, знает французский язык. Иловайский спас его – стал опекуном, помог разыскать родственников Сережи в Петрограде и переехать к ним. С 1923 года Сергей жил у своей тётки.

В том же году он пошел в советскую школу, в 16 лет – поступил на антропологическое отделение географического факультета Ленинградского университета, но быстро перевёлся на физико-математический факультет и в 1930 году окончил университет по математическому отделению.

«Надо сказать, что этот выбор был, в общем, случайным. Я, скорее, интересовался биологией, и если кто-то раньше предложил бы мне поменяться на какой-нибудь естественный факультет – физики, химии, биологии – то, конечно, я не стал бы математиком».

До 1935 года Сергей работал в Ленинграде в Гидрологическом институте. В 1935 году переехал в Москву и поступил в только что организованную докторантуру Математического института имени В. А. Стеклова (МИАН).

С.А. Христианович в молодости (itam.nsc.ru)

Научным руководителем Сергея Христиановича стал его студенческий однокашник и ровесник Сергей Соболев, уже признанный учёный. В МИАН Соболев к тому времени уже заведовал одним из отделов. В 1933 году, в возрасте 25 лет, его избрали членом-корреспондентом АН СССР, это был один из самых выдающихся математиков в XX веке. К слову, позже он тоже отправится в Сибирь вместе с Лаврентьевым и Христиановичем.

1937 год оказался для Христиановича очень продуктивным: он защитил две докторские диссертации — «Задача Коши для нелинейных уравнений гиперболического типа» по физико-математическим наукам в МИАН и «Неустановившееся движение в каналах и реках» по техническим наукам в ЭнИне. К тому времени о Сергее Христиановиче уже говорила центральная печать. В 1938 году он стал старшим научным сотрудником МИАН.

«С тридцать седьмого года я стал ходить на семинар, которым руководил Сергей Алексеевич Чаплыгин в ЦАГИ и два дня проводил там за работой, изучая основы газовой динамики и аэродинамики самолета, - вспоминает Христианович. - В этот же период я написал свою вторую книжку в соавторстве с Ф.И. Франклем - главным автором - и Р.Н. Алексеевой. При написании этой книжки я в значительной степени изучил газовую динамику и современную аэродинамику».

На заседании Ученого совета ЦАГИ (1942г.) (itam.nsc.ru)

Ещё до окончания докторантуры, он начал работать в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ), возглавив в 1940 году лабораторию аэродинамики больших скоростей, а в 1942 году став научным руководителем ЦАГИ по аэродинамике (с 1948 года — первым заместителем начальника). Христианович сформировал коллектив с большим научным потенциалом, в нём в разное время работали выдающиеся учёные А.А. Дородницын (разработка реактивных двигателей), М.Д. Миллионщиков (повышение баллистики снарядов) и др. С участием и под руководством Христиановича были выполнены исследования по аэродинамике скоростей, близких к скорости звука, впервые осуществлен непрерывный переход через скорость звука в аэродинамической трубе (1946). Им и В. Г. Гальпериным, И. П. Горским, А. Н. Ковалевым впервые был обнаружен и сформулирован «Закон трансзвуковой стабилизации» (монография «Физические основы околозвуковой аэродинамики», 1948), с 1945 года начались первые работы по стреловидным крыльям. По сути, возможности создания реактивной авиации мир обязан в том числе и Сергею Христиановичу.

С.А.Христианович избран академиком (1943г.) (itam.nsc.ru)

В годы Великой Отечественной войны Сергей Христианович, Феликс Гантмахер, Лев Левин и Исаак Слезингер выполнили чрезвычайно важную работу по увеличению кучности снарядов «Катюш». Решение было найдено: сверление боковых отверстий в корпусе снаряда, отводивших часть пороховых газов, приводило к закрутке снарядов в полете, что значительно повысило кучность. За заслуги в разработке баллистики снарядов Христианович в 1943 году стал академиком АН СССР, куда перешел окончательно в 1953 году.

«К началу войны мы имели исключительную экспериментальную базу – такой не было у немцев. …Вот в этих трубах и в лаборатории прочности фактически были доведены наши новые самолеты, которые поступали на вооружение к началу войны. Конечно, во время войны сделать что-то совершенно новое трудно: нужно время, для того чтобы от научных идей, от теории, от оборудования перейти к реальным конструкциям. …Люди работали и день, и ночь, но в основе уже имелся фундаментальный материал. А во время войны ученые занимались подготовкой к реактивной авиации, перспективой. …Это многим казалось странным и даже преступным. Вот здесь была видна проницательность правительства, которое понимало, что надо думать о том, что будет после войны. Нужно создавать научные основы реактивной авиации, авиации звуковых и сверхзвуковых скоростей. Казалось, мы занимались делом, не имеющим непосредственного отношения к военным действиям того времени. Во всяком случае, та лаборатория, которой я руководил».

После войны

После войны Христианович в числе лучших учёных СССР работал над созданием советского атомного оружия. Тогда же стало понятно, что абсолютной защиты от ядерного удара нет. В условиях начинающейся «холодной войны» это вопрос вставал крайне остро – до 1949 года США единственные владели ядерным оружием, но Советский Союз активно устранял это отставание. Ядерные арсеналы обеих держав стремительно росли.

Заседание Президиума СО АН СССР (1960г.) Из архива СО РАН

Христианович, как передовой советский учёный, присутствовал на первых испытаниях советского ядерного оружия. Он был потрясен тем, какая мощь содержалась в атомах вещества. Советские военные выяснили, что в планах грядущей войны двух сверхдержав крупнейшие города СССР оказались под прицелом американской ядерной авиации. Таким образом, в случае войны США планировали одним мощным ударом стереть с лица земли весь промышленный и научный потенциал Советского Союза, и Христианович своими глазами видел, насколько чудовищным может быть этот удар.

Страна рисковала лишиться всей своей науки, сконцентрированной преимущественно в Москве, Ленинграде и Киеве. Такого Христианович просто не мог допустить и взор его устремился на восток. Нужно было срочно, как в годы войны перевозили предприятия, так же эвакуировать советскую науку за Урал. Так появилась создания идея Сибирского отделения АН СССР. Надо сказать, что Христианович был не единственный, кто это понимал: взгляды ученого разделили многие из будущих отцов-основателей сибирской науки: Михаил Лаврентьев, Алексей Ляпунов, Сергей Соболев и другие.

Строительство корпуса Института теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича (sbras.nsu.ru)

Тогда же, после войны, Сергей Алексеевич приобрёл первый опыт организации и развёртывания научных институтов. В 1946 году он стал проректором по специальным вопросам МГУ, должность, созданная для курирования только что организованного физико-технического факультета. А к 1951 году при его непосредственном руководстве был открыт Московский физико-технический институт. Он курировал все строительно-организационные вопросы, вплоть до поиска места под будущий вуз.

Город учёных

Лаврентьев, сумевший «продавить» проект, обратившись непосредственно к Никите Хрущеву, впоследствии не раз подчеркивал, что без участия Христиановича затевать такое масштабное дело было рискованно. Сергей Алексеевич стал первым заместителем Лаврентьева как председателя СО АН и курировал строительство всего научного центра.

Основатели Сибирского отделения – академики С. А. Христианович, С. Л. Соболев, М. А. Лаврентьев – и академик А. А. Трофимук обсуждают генеральный план строительства Академгородка (scfh.ru)

Христиановичу был поручен самый ответственный и сложный участок работы – курирование строительства Академгородка. Предстояло быстро и качественно, максимально сохраняя окружающую природу, буквально на голом месте построить городок с населением 35—40 тысяч человек и обеспечить нормальные условия для жизни и работы учёных. Опыт создания МФТИ пригодился – Сергей Алексеевич с полной ответственностью и энтузиазмом взялся за это тяжелое дело.

Он контролировал несколько строительных площадок сразу, планируя институты, жилые дома, общежития. Христианович всегда находился в курсе событий даже по самым мелким вопросам и старался сделать все быстро и качественно. Его план был прост – реализовать самые современные тенденции в градостроительстве, создании площадок для научных исследований, и при этом встроить Академгородок в экосистему сибирского леса.

В 1959 году, когда в Новосибирск прилетел сам Хрущев, чтобы проинспектировать строительство экспериментального города ученых, в аэропорт его отправился встречать Михаил Лаврентьев. Однако по всем объектам его водил академик Христианович. Это хорошо видно на старой хронике, как Сергей Христианович спешит доложить Никите Хрущеву о том, какая огромная работа проведена в Академгородке в течение семилетки. Хрущев остался очень доволен проделанной работой, высказав только одно свое знаменитое замечание: в Сибири места много, поэтому стройте хрущевки, а не небоскребы!

Никита Хрущев критикует план перспективной застройки верхней зоны Академгородка. Христианович второй справа. Из архивов Музея города Новосибирска

Когда возникшее в связи со строительством Новосибирской ГЭС Обское море стало размывать берег у мест прохождения железной дороги, берег пробовали укреплять бетонными блоками. Но их постоянно смывало. Христианович предложил намыть песчаный пляж: мириады легких песчинок эффективно гасили бы волны. Но как осуществить это? Тогда он позвонил городским властям и сказал: «Организуйте пляж! Это будет любимое место отдыха трудящихся!» И вопрос был решен.

Будучи сверхзанятым в новосибирском Академгородке, Христианович также работал и в других сибирских городах. Так, он принял активное участие в развитии Красноярского и Читинского научного центров, лично выбрал место для современного Иркутского Академгородка, хотя об этом мало кто помнит сегодня.

На строительстве городка (itam.nsc.ru)

Возвращение в Москву

«На моих плечах лежала организация проектирования и строительства городка в качестве заказчика. Одновременно там строился Институт прикладной и теоретической механики, где я был директором. Это очень хорошо оснащенный институт, который и сейчас работает. С шестьдесят второго года я уже не был заместителем председателя, а только директором института – до шестьдесят пятого года. В этом году мне пришлось уехать из Новосибирска по болезни. Климат сибирский для меня был совершенно невыносим, как ни странно, хотя мне там все очень нравилось, начал температурить круглыми сутками, и мне врачи настоятельно предложили уехать».

Академики С.А. Христианович (слева) и Н.Н. Ворожцов. (sbras.nsu.ru)

Сказал сухо: «Климат сибирский стал невыносим…». Но дело было не столько в обострившемся туберкулезе, сколько в обострении отношений с давним другом и соратником Михаилом Лаврентьевым. Не вдаваясь в детали личного конфликта двух великих ученых, мы можем только констатировать факт: в том противостоянии Лаврентьев победил, а Христианович проиграл. Он вынужден был покинуть место, которое создавал такими трудами и постепенно он выпал из пантеона ученых-основателей Академгородка. Его место заняли другие люди, которые также были людьми порядочными, а потому чувствовали неловкость, когда их причисляли к создателям новосибирского научного центра.

В начале 1970-ых Христианович вернулся в Москву в свой институт, где продолжил работать, как всегда: четко и безукоризненно. Через несколько лет компанию ему составил его недавний противник Михаил Лаврентьев, с которым поступили также, как с ранее с Христиановичем. Великие организаторы науки и писатели новой истории Сибири жили по соседству, часто общались и ходили в гости друг к другу. Время все лечит, а потому конфликт между учеными остался в прошлом, и они смогли примириться, когда оказались одни вдали от главного детища своей жизни.

После возвращения в Москву (itam.nsc.ru)

Сергей Христианович прожил счастливую жизнь. Его судьба – замечательный пример работы советских социальных лифтов. Имея дворянское происхождение – неугодное с точки зрения большевиков – он после беспризорного детства получил хорошее образование и вошёл в ряды советской научной элиты. 1937 год — время жестоких сталинскими репрессиями, но в это же время Христианович стал дважды доктором. Его любили женщины — он был четырежды женат, притом, что «никакая грязь к нему не приставала». Он прожил долго, имея чины, деньги и награды.

Но у людей, подобных ему, другие ценности и другие мерки счастья. И можно было бы сказать, что и здесь ему было отмерено сполна – если бы это понятие было приложимо к такой личности, как эта.

В 1900 году своим рождением XX век «открыл» великий академик выдающийся организатор науки, творец истории Сибири Михаил Алексеевич Лаврентьев. Сергей Алексеевич Христианович пережил Лаврентьева на 20 лет, он умер весной 2000 года, «закрывая» век великих открытий, смелых экспериментов, важнейших разработок, которые он завещал грядущему поколению российских ученых. В Институте проблем механики РАН – его последнем месте работы – долго висел некролог, начинающийся словами: «Умер гений», и заканчивающийся фразой: «но он вечно будет жить в наших сердцах!»

  • Автор статьи: П. Процюк

Что почитать:

    

1. Куперштох Н.А. Академик С.А.Христианович и его роль в организации Сибирского отделения АН СССР. http://www.prometeus.nsc.ru/science/schools/docs/acxr..

2. Куперштох Н.А., Харитонов А.М. Основатель и первый директор ИТПМ академик С.А. Христианович (биографический очерк) // Институт теоретической и прикладной механики: Годы, люди, события. Новосибирск, 2000;

3. М.М.Лаврентьев. Об отце. http://www.prometeus.nsc.ru/elibrary/2000vek/376-384...

4. М. С. Качан. Сняли Христиановича. https://www.proza.ru/2013/01/04/564

«Мы с тобой ещё по-настоящему поживём»

Об этой великой женщине написано много статей и очерков, созданы целые сборники воспоминаний. Талантливая пианистка, последовавшая за мужем в СССР...

«За верой – на край света!»

Малоизвестная и незаселенная Сибирь часто становилась последним пристанищем для людей, ищущих свободу. Широкие просторы далекой земли...