«За верой – на край света!»

Старообрядцы-раскольники в Сибири.

Малоизвестная и незаселенная Сибирь часто становилась последним пристанищем для людей, ищущих свободу. Широкие просторы далекой земли давали людям надежду на новую жизнь, более богатую и далекую от притеснений царского правительства. Дискриминации со стороны властей в разное время подвергались многие «инородцы» и «иноверцы». В середине XVII века «иноверцами» в православном государстве была признана часть православных христиан. В дальнейшем Русская церковь называла их «раскольниками». Чаще всего опальные христиане были вынуждены спасаться бегством.

Раскол веры

Церковный Собор 1654 года (Патриарх Никон представляет новые богослужебные тексты) А. Д. Кившенко, 1880 г. (Wikimedia Commons)

На 1645-1676 гг. в России приходится царствование Алексея Михайловича Романова. Отличавшийся твердым нравом правитель проводил реформы, которые укрепляли центральную царскую власть во всех русских землях.

В 1640-х гг. вокруг Алексея Михайловича сформировался так называемый кружок «ревнителей благочестия». В него входили наиболее близкие к царю духовные и светские лица, заинтересованные в «утверждении благочестия» в духовной и гражданской жизни народа. Улучшать жизнь народа члены «кружка» решили на основе строгого следования уставам и постановлениям Стоглавого Собора 1551 года. На том Соборе, проходившем при Иване Грозном, были приведены к единому образцу и упорядочены многие богослужебные книги и рукописи.

Обратившись к проблеме, ревнители благочестия руководствовались благими побуждениями. Они хотели повысить нравственный уровень духовенства и внести больше «поучительности» в церковные службы. По их мнению, в первую очередь нужно было устранить накопившиеся нарушения в богослужении и устранить многочисленные разногласия в богослужебном чине между Русской и Греческой Православными Церквями.

Алексей Михайлович призвал на помощь греческих ученых монахов, которые стали править богослужебные книги и обряды по греческим образцам. Столичное духовенство приветствовало такие изменения, будучи убеждено, что именно греки сохранили истинную Веру во Христа. Провинциальное же духовенство придерживалось совершенно противоположного мнения. Так или иначе, последнее слово оставалось за государем. И он принял решение поддержать нововведения и назначил главным в проведении церковной реформы новгородского митрополита Никона, который стал патриархом.

Реформирование церкви началось в 1653 году. В первую очередь, изменения произошли на, казалось бы, поверхностном уровне. Отныне все православные должны были креститься не двумя, а тремя перстами, писать «Иисус», вместо устоявшегося «Исус» и петь «Аллилуйя» на службах три раза, вместо прежних двух. Многие духовные лица посчитали такие нововведения за искажения истинного учения Христа и выступили против нового патриарха. Часто Никон стал представать в народном сознании в образе «Антихриста».

Путешествие Аввакума по Сибири. С. Милорадович, 1898 год. (Государственный музей истории религии)

Особым рвением к защите старых обрядов отличился протопоп Аввакум. Он стал открыто обличать царя и «греческую ересь». Многие его поддержали. В стране то и дело вспыхивали волнения, которые подавлялись царскими полками. Несмотря на это, государь был непреклонен. И на Большом Московском соборе 1667 года исправления церковных книг и обрядов были окончательно утверждены.

Теперь все духовенство было обязано служить по новым книгам. Приверженцы «старой веры» были объявлены вероотступниками и отлучены от Церкви. Волнения в обществе усилились.

«Пострадать за Христа»

Сразу же после раскола многие христиане, страстно желавшие сохранить «старую веру», стали бежать подальше от столицы, опасаясь кары за отказ исполнять царскую волю. Поводов для таких опасений было более чем достаточно.

Еще в начале церковной реформы протопоп Аввакум, который выступил против сподвижников Никона, был заточён в подвал Андроникова монастыря в Подмосковье. Затем его отправили в долгую ссылку, началась которая с сибирского города Тобольска.

В 1667 году восстал Соловецкий монастырь, отказавшись служить по новым книгам. Его осада царскими войсками завершилась лишь в 1676 году и закончилась жестокой расправой над «мучениками за Веру». Параллельно этому событию уже началась карательная политика подчинения староверов. Священнослужители «нового покроя» просили царя о самой решительной борьбе против раскольников. Расправы не заставили себя долго ждать. Начало истории русского старообрядчества ознаменовала жестокая казнь четырех поборников старой веры. В 1682 году эти несчастные, в числе которых был и протопоп Аввакум, которого вернули из ссылки, были заживо сожжены в деревянном срубе.

Сожжение протопопа Аввакума Пётр Мясоедов, 1897 год (culture.ru)

Вскоре после этих событий по стране прокатилась череда массовых самосожжений старообрядцев. Несмотря на то, что самоубийство всегда являлось тягчайшим грехом во многих религиозных учениях, большое число раскольников такую форму неповиновения воспринимали как добровольную мученическую смерть. Они верили, что таким образом, не подчинившись воле «Антихриста», они обретут освобождение на небесах.

Самосожжения в деревянных срубах были наиболее частым видом борьбы за свои убеждения в среде староверов. Они были многочисленны, отличались своим масштабом и продолжались вплоть до XX века. Однако были и другие способы погибнуть, не изменяя идеалам. Например, самозаклание, самоутопление и даже «запощивание», когда люди становились затворниками и отказывались от пищи до того момента, пока их попросту не оставляли силы.

В старообрядческой среде долгое время кипели споры о том, приемлема ли такая борьба. Самым известным критиком самосожжений был старец Ефросин, который отмечал греховность самоубийства и отвергал боль и страдания самоубийц как «несовместимые с нормами естественного человеческого существования». Он писал, что жизнь является большим даром, а те, кто толкает людей к самосожжению, являются врагами старообрядческой «светлой России» и виновниками ее «опустения». Старцем предлагался другой выход – бегство в необжитые места и создание новых поселений.

«Самосожигатели» Григорий Мясоедов 1884 г. (www.hudojnik-peredvijnik.ru)

Беловодье – надежда на спасение

Легендарная страна свободы Беловодье по примеру мифической Шамбалы в разное время всплывала в старообрядческих легендах. Очень часто она представала неким реальным местом, куда действительно можно было добраться. Многие отправлялись искать ее, оставляя надежду на то, чтобы вернуться обратно. Есть много оснований полагать, что именно Сибирь была одним из тех мест, где согласно старообрядческим картам, могло находиться Беловодье. В тяжелое время гонений взоры многих хранителей старой веры были устремлены именно на Восток.

Изначально в рамках законодательства уже в первые десятилетия после церковной реформы старообрядцев ссылали в отдаленные области, заменяя таким наказанием казнь. Однако чаще всего они бежали в Сибирь добровольно. Поток гонимых в Сибирь почти никогда не ослабевал. Этот край привлекал пустующими плодородными землями, лесами, полными зверей, и реками, полными рыбы. Для трудолюбивых и сильных людей, коими и были старообрядцы, Сибирь становилась оплотом старой веры. У новых колонизаторов всегда отмечали такие черты как свободолюбие и стремление к самоуправлению – к тому, чтобы всегда надеяться только на свои силы.

Власть «Антихриста»

Вплоть до XX века репрессии против старообрядцев не ослабевали. Новый царь – Петр I – провозгласил принцип веротерпимости в государстве. Однако на старообрядцев он не распространялся. Им было разрешено жить в городах, не скрывая своих убеждений, но при условии выплаты двойного налога, в том числе – и в пользу новообрядной церкви. Помимо этого, очень часто фабриковались судебные дела в отношении староверов, уничтожались их храмы и молельные дома. Не стоит забывать, что «новая мода» на бритье бород в принудительном порядке распространялась и на поборников старой веры. Немецкое платье им носить не дозволялось, а предписывалось носить платье старого покроя, чтобы их всегда можно было отличить от остальных. Кроме того, если власти обнаруживали тайные поселения старообрядцев, затерянные в лесах, их сразу уничтожали, а раскольников отправляли на каторгу. В связи с этим раскольники не торопились жить открыто, предпочитая селиться подальше от государевых глаз.

Семья старожилов-староверов на р. Мане. Р. Мана, Красноярский округ, Енисейская губерния. До 1910 г. (humus.livejournal.com)

В 1722 году Петр I издал указ о престолонаследии, согласно которому император мог по своей воле назначать себе наследника. В г. Тара Тобольской провинции казаки и старообрядцы подняли бунт, призывая людей не присягать «наследнику без имени» и не принимать царскую присягу. Сам же Петр был объявлен «антихристом». В ответ на протест со стороны тарских жителей сразу же были применены карательные действия. Многие бежали, многие прибегли к самосожжению. После этих событий еще долгое время по всей Сибири был объявлен розыск беглых старообрядцев. Найденных ссылали в Рогервик, ибо, по выражению самого Петра, в Сибири «и без них раскольников много».

Весь XVIII век Сибирь продолжала пополняться староверами. В 1726 году Акинфий Демидов основал первый в Сибири медеплавильный завод. Производство росло, привлекалось все больше рабочих. Их направляли с Уральских заводов, где было много старообрядцев. Историк Игорь Юркин отмечал большую пользу такого сотрудничества между промышленниками и староверами: «старообрядцы были умелыми и честными работниками, да к тому же еще и гонимыми – доброе отношение к себе они отрабатывали сторицей».

Новые поселения староверов образовывались и на Алтае. Селившиеся в районе реки Бухтармы приверженцы старой веры были названы «каменщиками». Именно среди них была популярна легенда о Беловодье – стране, где сохранилось «древлее благочестие».

Разгром Ветки

Начиная с 1730-х годов, правительство также отправляет в Сибирь многих старообрядцев, укрывшихся на территории Речи Посполитой. С самого начала Раскола старообрядцы бежали не только в Сибирь, но и на запад. На территории современной Беларуси, на реке Ветка ими была основана одноимённая слобода. На долгие годы Веткинская слобода станет одним из духовных центров русского старообрядчества, а также притягательной целью для беглых крепостных крестьян. В итоге к 1730-м годам в Ветке проживало около 40 тысяч человек. Такое положение дел не нравилось русским правителям.

В 1735 году в Ветку были направлены царские полки, которые разрушили находившиеся там староверческие поселения. В скором времени Ветка была восстановлена вновь бежавшими раскольниками. В следующий раз войска были направлены в этот регион уже при Екатерине Великой в 1764 году. Вплоть до конца XVIII века формировались партии старообрядцев, которых переселяли из Польши на Алтай, юг Западной Сибири и Восточную Сибирь. Некоторые из них направлялись в Забайкалье. Новые поселенцы в Забайкалье были названы «семейскими», так как имели большие семьи, а те, кто попал на Алтай, были названы «поляками» – по месту предыдущего проживания.

Семья забайкальских старообрядцев. Начало XX в. (www.starovery-pro.ru)

Наибольшей же популярностью для поселения у староверов пользовались южные округа – Барнаульский и Бийский. Это было связано с плодородностью здешней земли и возможностью получить материальную помощь от уже живущих там братьев по вере. Туда стремились попасть как из Европейской России, так и из Тобольской и Томской губерний.

XIX века – новый этап в истории старообрядчества. Если при Александре I политика в отношении раскольников особо не поменялась, то при Николае I она сильно ужесточилась. Он во что бы то ни стало стремился искоренить раскол. В период его правления многие раскольнические скиты были почти полностью уничтожены и разграблены. Спрятанные в них книги и прочие ценности были преданы забвению.

При сыне Николая – Александре II – преследования раскольников продолжились. И в связи с отменой крепостного права крестьяне, среди которых было много староверов, вновь двинулись в малообжитые области Российской Империи – осваивать сибирские земли.

Старообрядческая Никольская церковь. Начало XX века. (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Усиление позиций старообрядчества в Сибири беспокоило официальную церковь, но изменить положение даже путем репрессий не удавалось. Староверы же вообще не шли на контакт с «новообрядцами» – не посещали их храмы, не исповедовались и не причащались у «никонианских» священников.

«Что не баба – то вера, что не мужик – то толк»

Это знаменитое высказывание историка Н. Ушарова указывает и на большое количество течений в среде старообрядцев, и на решающую роль религии в жизни этой этноконфессиональной группы.

Старообрядческая часовня (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Несмотря на некую общность идей, в религиозном общении сибирские староверы были чрезвычайно разобщены, что в очередной раз говорит о принципиальности вопросов веры в их среде. Еще в конце XVII века в русском старообрядчестве сложилось два основных течения – поповство и беспоповство. В дальнейшем появилось огромное количество так называемых «толков». Толки подразделялись на многочисленные согласия. Такое «дробление» учения происходило из-за того, что раскольники утратили единую властную иерархию священства. В Сибири были представлены почти все направления «старобрядческой мысли». В Забайкалье преобладали поповцы, большинство из которых были последователями толка часовенных. В Приенисейском крае преобладали беспоповцы различных толков. В Восточной же Сибири укрывались от гонений беглопоповцы, дырники, странствующие, чашечники и многие другие. Толки отличались между собой лишь какими-то определенными особенностями – например, отношением к «новым» священникам или же местом проживания и обрядами.

Типы старообрядцев. Шарпанский скит в Семеновском уезде. Нижегородской губернии, 1897 год. Фото М. Дмитриева

Религиозные предписания старообрядцев всегда определяли их быт. День начинался и оканчивался молитвой. Принимаясь за дело, старообрядцы тоже благодарили Бога и просили его о помощи. Именно духовная связь с Богом помогала вечно гонимым странникам сохранять свою культуру и традиции.

Жизнь, проходившая в упорных трудах и скитаниях, не могла сломить людей, истово верящих в помощь свыше. Такая приверженность старообрядцев служению и «богоугодному поведению», которая взращивалась с малых лет, всегда поражала местное сибирское население. Многие православные находились под влиянием этих религиозных и оттого крепких и домовитых хозяев.

«Семья – малая Церковь»

Старообрядческие семьи всегда выделялись на фоне остальных. Подразделялись они на «большие» и «малые». В «большую» семью могли входить от 10 до 20 и более человек, «малую» составляли от 4 до 7. Староверы всегда стремились соблюсти ветхозаветное предписание «плодитесь и размножайтесь» и создать большую и крепкую семью, во главе которой стоял отец. Отец был беспрекословным главой семьи, принимавшим самые важные решения. А дети должны были в свою очередь четко следовать «заветам» старших.

Семья староверов. Усинско-Урянхайскйи край. Начало XX в. (www.archaeology.nsc.ru)

Главной задачей супругов-старообрядцев было воспитание детей согласно традиционным нравственным устоям, чтобы их дети были «крепки в вере». Супруги стремились словом и делом показать им, как нужно жить «угодно Богу». В связи с этим детей с раннего возраста приучали к ежедневному труду на благо семьи. Очень рано детей научали молиться и заучивать наизусть целые отрывки из священных книг и их толкования. Основой образования у староверов долгое время было обучение чтению, письму и знаменному пению, которое сохранилось только у них. Особо одаренных детей начинали учить славянскому письму и иконописи. Основными учебниками были Азбука, Псалтырь и Часослов.

Двухэтажный дом богатого старообрядца Борисова (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Высокий нравственный и трудовой потенциал больших староверческих семей напрямую влиял и на их жилища. И жилые, и хозяйственные постройки староверов всегда отличались добротностью – строили, что называется, «на века». Чаще всего староверы селились в больших деревянных срубах, однако способов соединения бревен в срубе было достаточно много. Например, «в угол», «в крюк», «в охряпку», «в лапу», «в охлуп», «в иглу», «в уклон». Такое разнообразие имело место и в других областях жизни старообрядцев, что указывает на их богатые трудовые традиции, многовековой опыт и деловой практицизм. Старообрядцы старались делать абсолютно все своими руками.

Высокие навыки приспособления к постоянно меняющимся условиям делали свое дело. Там, где «никакому люду жить не можно», староверы с большим успехом осваивали новые земли под распашку, заводили скот и даже вводили фруктовое садоводство. Что касалось изготовления орудий труда, кухонной утвари и других необходимых в быту предметов, то староверы всегда быстро научались изготавливать и их.

Ворота старообрядческого дома (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Такие стойкие навыки приспособления к любым условиям, надежда только на собственные силы, большая любовь к труду передавались из поколения в поколение. Этим всегда были сильны и славны староверы. Их влияние на сибирское общество бесценно.

«Встречают по одёжке…»

На женщине-староверке всегда был надет сарафан. Сарафан мог быть как «цветастым» – с большим количеством ярких красок и резких узоров, так и более простым – бытовым и ежедневным. Внизу сарафана всегда была нашита полоска, которая обязательно отличалась цветом от его основной части. Сам сарафан опоясывался поясом, который тоже мог быть вышит узорами. Поверх сарафана женщины надевали фартук – сверху он крепился на шее, а на талии скреплялся шнуром или тесьмой. На груди староверки висели массивные бусы и, конечно же, православный крест, который был спрятан под фартук. Сверху на весь этот костюм надевался либо большой цветной платок, либо халатик (или курмушка). Голову украшала кичка или же небольшой кокошник, иногда вышитый золотыми или серебряными нитями.

Старообрядческий костюм Семейских Забайкалья. Конец XIX - начало XX века (www.liveinternet.ru)
Старообрядческий костюм Семейских Забайкалья. Конец XIX - начало XX века (www.liveinternet.ru)

У мужчин-староверов в отношении одежды все было проще. Для них из самотканого холста женщины шили рубахи и штаны. Покрой штанов обычно был широким, с напуском. Молодежь иногда носила штаны поуже. Рубаха подпоясывалась широким поясом. На ногах мужчины-староверы носили ичиги или же сапоги. В качестве верхней одежды надевали поддевку или курму. Молодые люди постепенно переставали придерживаться старого покроя одежды и с удовольствием стали носить пиджаки и картузы. Поверх всего обычно надевался халат.

«Рассвет начинается!»

Удивительная крепость и живучесть приверженцев старой веры привели к тому, что к началу XX века около трети русского населения Сибири имели старообрядческие корни. Староверы, подвергаясь постоянным притеснениям, не просто не сдавались, но и сохраняли свои духовные ценности. Через века они пронесли свои бытовые, поведенческие и мировоззренческие нормы. И можно сказать, что в начале нового XX века судьба наградила их за многие труды.

Старообрядцы-«поляки» Змеиногорского уезда Томской губернии. (altaistarover.ru)
Старообрядки из «поляков» Змеиногорского уезда Томской губернии в традиционной одежде (altaistarover.ru)

В апреле 1905 года правительством Российской Империи был принят указ «Об укреплении начал веротерпимости», согласно которому старообрядцы получали полную свободу вероисповедания. Прекратились преследования, началась массовая регистрация общин, строительство церквей и моленных. Перестав скрываться, старообрядцы активно включились в общественную жизнь.

***

Продвигаясь на Восток, старообрядцы невольно способствовали все большему освоению незаселенных территорий, уже принадлежавших Российской империи. Всякий раз они показывали чудеса мужества и трудолюбия, чем только обогатили культуру сибиряков. Когда хвалят сибиряка за надежность и «рукастость», важно вспоминать и о русских старообрядцах, которые на собственном примере показали, что значат эти качества.

  • Автор статьи: И. Бабюк

Что почитать:

    

1. Рябцева В. А. Миграционные потоки старообрядцев в Западную Сибирь //Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. – 2013. – №. 24.

2. Чернышов А. В. Старообрядчество и старообрядцы Западной Сибири (XVII-XXI вв.): аннотированные библиография, источниковедческий обзор, документы. – 2006.

3. Пулькин М. В. Самосожжения старообрядцев в конце XVII XVIII в //Новый исторический вестник. – 2005. – №. 14.

4. Самосожжения староверов в Сибири // Историческая энциклопедия Сибири (2009)

5. Беспоповцы в Сибири // Историческая энциклопедия Сибири (2009)

6. Покровский Н. Н., Зольникова Н. Д. Освоение Сибири и старообрядчество //Эко. – 2011. – №. 2. – С. 168-184.

7. Шашков А. Т. Дело 1705 г. «О противности и о преслушании его царского величества указу томских жителей о немецком платье и о бритии бород».

8. Гурьянова Н. С. Старообрядцы и творческое наследие Киевской митрополии. – Федеральное государственное унитарное предприятие Издательство Сибирского отделения Российской академии наук, 2007.

9. Фурсова Е. Ф. Сибирские старообрядцы: история в костюмах //Наука из первых рук. – 2009. – №. 3 (27).

10. Болонев Ф.Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVIII–XX вв. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2009. – 340 с.

Чалдоны: на границе правды и вымысла

Чалдоны… Их происхождение окутано множеством тайн, легенд и домыслов. На просторах интернета можно встретить различные теории...

Вольные каменщики Сибири

В 1761 году начальству алтайских горных заводов принесли необычные вести. Поисковая партия прапорщика по фамилии Зелёный обнаружила в верховьях реки Бухтармы...