Чалдоны: на границе правды и вымысла

Как жили сибирские старожилы

Моему прадеду, Илье Егоровичу Чахлову, настоящему чалдону посвящается

Богатая крестьянская семья из с. Богучанского Енисейского уезда. (humus.livejournal.com)

Чалдоны… Их происхождение окутано множеством тайн, легенд и домыслов. На просторах интернета можно встретить различные теории о них, одни из которых достаточно близки к реальной истории, другие же несут в себе элементы фантастичности:

«По рассказам старожилов чалдоны пришли в Сибирь за 10-15 поколений до Ермака, т.е. не позднее 13-14 веков. Рассказчики передали информацию всего лишь о нескольких родах, сославшись при этом, что пришли они в Сибирь в места, давно уже освоенные другими семьями чалдонов. До этого они жили в черноморских степях в междуречье Дона и Днепра. Там их называли «самарами» и обзывали «паджо». Чалдоны ушли из причерноморских степей, потому что «начались страшенные войны».

Стремление приписать чалдонам древнее и легендарное происхождение наблюдается и среди людей, не связанных с наукой или научно-популярной деятельностью. Так, например, на одном из интернет-форумов была представлена и такая точка зрения (пунктуация и орфография сохранена):

«Сибирь и до Ермака была заселена. А чолдоны это один из самобытных народов огрормной Сибирской равнины... и "похожесть" их речи, названий с др. славянскими хрониками, пусть и редактироваными, дополнительное напоминание о том, что сохранились носители речи славян-ариев, и хранить их требуется как никогда тщательно!».

Такое стремление найти в происхождении чалдонов очень древние корни появилось неспроста. Дело в том, что несмотря на широкую распространенность слова «чалдон», до сих пор нет окончательной версии о том, откуда и когда в Сибири появились эти самые чалдоны. Не могут прийти к единому мнению ни ученые, ни писатели, ни простые обыватели. А корень этих противоречий заключается в том, что большинство людей, говоря о происхождении, совершенно оставляют без внимания язык, культуру и быт. Без рассмотрения этих трех составляющих, на наш скромный взгляд, совершенно недопустимо делать окончательные выводы о происхождении чалдонов. Обзор каждой из них поможет приоткрыть завесу тайны и развеять самые фантастичные теории.

Кто такие чалдоны?

«Донские язычники Сибири», «один из самобытных народов Сибирской равнины», «забытые народы Сибири», «вымирающий коренной народ Сибири» - как только не называют чалдонов на просторах интернета. А все это потому, что до сих пор не существует ни одного конкретного исторического документа, который бы говорил нам о том, откуда и когда появлялись чалдоны на территории сибирского региона. Именно по этой причине все, кому не лень стараются представить их, как отдельный, самостоятельный народ, который не похож ни на русских, ни на коренных жителей Сибири. Существуют даже такие версии, которые говорят, что чалдоны произошли от сибирских аборигенов-европеоидов, населявших регион задолго до появления там первых переселенцев из России. Все эти теории загадочны и притягательны, но с действительностью имеют мало общего.

Как бы не хотелось многим любителям «реальной истории», но чалдоны — это не народ. Русские – народ, татары – народ, казахи – народ, а чалдоны нет. «И как же их тогда называть?» - спросите вы. Ответ нам даст этнография. Чалдоны – это локальная этнографическая группа русских, то есть группа русского населения, имеющая свои особенности хозяйственной деятельности и народной культуры. А если говорить более конкретно, то чалдоны – это потомки русских переселенцев из европейской части России, появившихся на территории Западной Сибири в ранние периоды русского освоения региона.

Когда и откуда чалдоны появились в Сибири

Итак, мы выяснили, что чалдоны – это русские. Однако, когда и откуда они появились в Сибири? И почему они вообще так называются?

Ранее в статье говорилось что существует точка зрения, согласно которой чалдоны появились на территории Сибири задолго до прихода Ермака и занимали важное место среди сибирских народов. Сторонники такой теории относят время появления чалдонов на сибирской земле и за 200-250 лет до присоединения Сибири. Некоторые доводят это время даже до VI века – до периода складывания славянских племен. Такая теория не выдерживает никакой критики, поскольку ни исторические документы, ни этнографические изыскания не подтверждают того, что до прихода Ермака в Сибирь здесь проживали какие-либо славянские народы.

Крестьяне-чалдоны г. Красноярска, кон. XIX века (humus.livejournal.com)

Современная наука утверждает, что «… старожильческое население Сибири, образованное поселенцами XVII – XVIII вв., стало называть себя «чалдонами» в отличие от новой волны переселенцев, поднявшейся, главным образом, после крестьянской реформы 1861 г….». Одним словом, чалдоны, как этнографическая группа русских, сложившаяся в XVII – XVIII вв., за этот период у них сформировались свои особенности быта и культуры. Но их осознание себя как особой группы и, собственно, название сложились тогда, когда в Сибирь массово хлынули новые переселенцы из европейской части России, а именно после отмены крепостного права. Эта теория подтверждается тем, что только с середины XIX века в различных источниках и литературе появляются описания быта и культуры чалдонов.

Закономерным становится вопрос: с каких территорий пришли те самые первые русские поселенцы, которые в дальнейшем стали чалдонами? Исторические документы на этот вопрос ответить не могут, и за ответом мы можем обратиться только лишь к самим чалдонам, потомки которых до сих пор еще проживают на бескрайних сибирских просторах. Многочисленные опросы, которые проводились сибирскими этнографами в течение многих лет, говорят нам следующее: «родина чалдонов – это река Дон и ее притоки». Интерпретируя свое название, большинство чалдонов говорили, что их предки пришли «оттуда, где реки Чал и Дон слились». В некоторых случаях есть и такое объяснение: «Чалы тащили по Дону – отсюда и пошли чалдоны». Однако далеко не все чалдоны подтверждают эту версию происхождения. Некоторые из них считают, что чалдоны пришли и из других регионов европейской России. Кто-то ведет свои корни из Саратовской губернии, кто-то из Смоленской, кто-то с русского Севера.

Группа крестьян д. Ярки Енисейского уезда. 1911 год. (humus.livejournal.com)

Стоит сказать еще о том, что в формировании чалдонов определенную роль сыграли и местные сибирские народы. На это указывает внешность: некоторые из них имели смуглую кожу, карие глаза, темные прямые волосы. Кроме этого, у чалдонов, которые живут на территории Кемеровской области, почти повсеместно встречаются фамилии с тюркскими корнями: Асановы, Туралины, Басалаевы, Коурдаковы, Торгунаковы и др. Однако сказать, какие конкретные сибирские народы поучаствовали в формировании чалдонов мы не можем.

Чалдонский говор.

Очень интересной особенностью чалдонов, которая отличала их от других русских Сибири, был особый говор. Первая отличительная черта чалдонского говора – это опускание окончаний в глаголах: «знает» = «знат», «растащим» = «растаскам», «выгоняешь» = «выгоняшь». Такое же опускание окончаний происходило и в прилагательных: «бористу юбку» (вместо «бористую юбку»), «пряму кофту» (вместо «прямую кофту»). Иногда чалдоны в некоторых словах не проговаривали звук «г», и слова «когда» и «тогда» могли звучать как «када» и «тада». Также в некоторых случаях мог не проговариваться звук «т», например, в слове «что», которое звучало у чалдонов как «чё». Помимо особенностей произношения, были и у чалдонов особые речевые обороты. Выражая удивление, они говорили «вай-вай», а когда зазывали куда-нибудь, говорили «айда» или «айда-те». Любимое обращение чалдонов к незнакомому мужчине или парню было «паря», а переспрашивая собеседника, они говорили «каво?» или «чаво?».

Старый чалдон (www.livemaster.ru)

Имели чалдоны свои отличия и в лексике. Лопату для вынимания хлеба, например, называли «подовка» (когда переселенцы называли ее «лопатка»). Умывальник по-чалдонски назывался «рукомойник». Ткацкий станок чалдоны называли «кроснами», горшки – «латками», одежду – «лопатиной», люльку – «зыбкой», звериную тропу – «щернотропьем», дом – «избой», двор – «кутью».

Нравы и быт

Тому, кто будет искать информацию о чалдонах в Сети, может показаться, что только лишь их происхождение будет окружено мифами и домыслами. Этому есть реальные предпосылки: точной, задокументированной информации об исторических корнях этой группы нет. «Другое дело – информация о нравах и быте чалдонов, тут то мифов точно не должно быть» - подумает кто-то. Многолетний опыт сибирских этнографов, организовавших сотни экспедиций в чалдонские села, фольклористы, изучавшие и изучающие до сих пор культуру чалдонов – все это не могло же пройти мимо любителей «реальной истории» чалдонов? Оказывается, прошло. Практически в каждой статье в интернете можно встретить различные домыслы в отношении нравов и быта чалдонов. Стоит озвучить самые вопиющие из них.

«В религиозной традиции у чалдонов бытовало двоеверие, сочетание христианства с язычеством, частично привнесенным ушкуйниками, частично заимствованном у коренных народов Сибири».

Чалдоны, конечно, не были настолько религиозны, как например те же старообрядцы, однако данные экспедиций говорят точно: все они поголовно считали себя православными. Никаких отголосков язычества коренных народов Сибири в их представлениях не прослеживается. Однако признать существование некоторых проявлений славянского язычества стоит. Какими были эти отголоски проявления? Чалдоны верили в существование домовых, русалок, леших и других представителей низшей мифологии, или говоря русским языком – «нечистую силу». Но назвать это чем-то уникальным нельзя, потому что такие представления были и других групп русских, а также у украинцев и белорусов.

«Необычной особенностью чалдонских традиций является в настоящее время редко соблюдаемый табуированный запрет захода мужчины «на женскую половину» избы, в том числе на кухню, когда мужчине не разрешается ничего трогать на кухне, «чтобы не осквернить»: мужчина не имеет права взять на кухне даже кружку, чтобы попить воды».

Подтверждения этой информации в научной литературе вы вряд ли найдёте: не были ограничены в перемещениях по дому у чалдонов ни женщины, ни мужчины. Хотя традиция строгого разделения на мужскую и женскую половину характерна, например, для сибирских коренных народов. Однако, стоит отметить, что в среде чалдонов существовал запрет на следующее: и мужчины, и женщины не должны были заниматься не соответствующей их полу работой. Женщина не могла осуществлять мужские функции: работу в поле, рыбалку, строительство. Мужчина, в свою очередь, ни в коем случае не готовил пищу, не работал в огороде, не обеспечивал дом водой. Но называть это особенностью только чалдонской культуры нельзя: во многих других группах русских эти традиции тоже существовали.

Пожилые женщины д. Яркиной Енисейского уезда в праздничной одежде. 1911 год. (humus.livejournal.com)

Какими же тогда были на самом деле нравы чалдонов, чем они отличались от других?

Предприимчивые. Именно таким словом можно назвать чалдонов, а особенно тех, кто проживал вдоль старого московского тракта. Все дело в том, что чалдоны не знали крепостного права, и поэтому их стремление к развитию своего хозяйства никто не ограничивал. Имея в своем пользовании большие участки земли, чалдоны занимались и рыбалкой, и добычей меда, и разведением скота, занимались ямщицким промыслом.

Высокая предприимчивость чалдонов привела к тому, что к моменту прихода на территорию Сибири переселенцев новой волны, они были довольно зажиточными. Они позволяли себе строить большие дома, нередко с подвальным нежилым этажом, который называли подклетом. Чалдонский двор включал в себя большое количество построек, в том числе такие как погреб, амбары, навесы для утвари, дровницу, завозню для содержания коней. Следствием зажиточности чалдонов становилось еще и то, что они довольно часто нанимали переселенцев и ссыльных для работ на своих полях и по двору. Наряду с зажиточностью, чалдоны могли похвастаться чистотой в избах и во дворах. Вот что писал об этом норвежский ученый Ганстеен, путешествовавший по Западной Сибири в 1828–1830-х гг.: «Они изысканно опрятны, их комнаты в буквальном смысле выскоблены. Большими ножами они скоблят полы, перегородки, окна, скамьи и пр., которые, таким образом, всегда кажутся новыми».

Пожилые крестьяне д. Яркиной Енисейского уезда. 1911 год. (humus.livejournal.com)

Еще одной чертой чалдонского нрава можно назвать замкнутость и неприятие чужого. В полевой практике этнографов встречается множество рассказов о том, что чалдоны ни в какую не хотели принимать переселенцев и встречали их довольно агрессивно. Если верить рассказам старожилов, то доходило и до убийств. Долгое время чалдонские парни и девушки не женились и не выходили замуж за переселенцев, стараясь сохранить свою самобытность и отгородится от новой реальности в лице последних. Такое стремление к закрытости выразилось и в том, что чалдоны старались максимально отгородить свой двор от чужих глаз. Все дворовые постройки ставились плотно друг к другу, а маленькие расстояния между ними всегда закрывались бревенчатым или дощатым заплотным забором (сделанным без щелей и зазоров).

Зажиточность чалдонов сказывалась и на их одежде. Они могли позволить себе одежду как из тканей отечественного, так и импортного производства. Как отмечают исследователи, к началу XX века чалдоны сильно тяготели к городской моде: в ходу у женщин были «платья кисейные», костюмы – «парочки» (состояли из сборчатой юбки и облегающей фигуру кофты). Молодые девушки повязывали голову платком, а замужние женщины закрывали ее сборчатыми шапочками из ткани (чепцы-«повойники» из ситца и «наколки» из атласа). Мужчины одевались попроще: в их наряд входили шерстяные косоворотки, с вышитыми воротниками, манжетами и подолами. Подпоясывались ткаными поясами и на ноги надевали плисовые штаны с широкими штанинами. Чалдоны-мужчины могли себе позволить сапоги из свиной кожи, которые для переселенцев являлись настоящей роскошью.

Крестьянин, отправившийся на охоту (humus.livejournal.com)

Чалдонская культура

Называя чалдонов отдельным народов, все любители «реальной истории» совершенно упускают из виду следующее: важной чертой любого этноса является его самобытная культура. Именно культура, а не отдельно взятые исторические документы и легенды могут рассказать о народе практически все. Происхождение, родство с другими народами и культурами, мировоззрение, нравы – все это раскрывается через культуру.

Есть чалдонская культура? И да, и нет. Все дело в том, что чалдонская культура – это органическая часть русской культуры. Русские поселенцы XVII – XVIII вв., переселяясь в Сибирь, везли с собой не только знания об технологиях строительства, одежду, предметы быта, но и весь культурный «багаж», который сформировался у них на территории своего предыдущего проживания. Все обычаи и обряды, песни, устный фольклор – все это перекочевало вместе с ними в Сибирь. Однако, прожив несколько веков подряд в Сибири, чалдоны сформировали новый пласт культуры, который отличался от того, с чем они первоначально сюда приехали.

Так какие особенности культуры чалдонов можно выделить? Для того, чтобы в этом разобраться, стоит рассмотреть три основных составляющих культуры: устный фольклор, песенно-поэтический фольклор, календарные обычаи и обряды.

Устный фольклор.

Первая и самая главная особенность устного фольклора чалдонов заключаются в том, что в нем отсутствует такое важное явление как сказка. Вообще. Нет, конечно, чалдоны рассказывали своим детям сказки, но только вот чалдонскими их назвать нельзя. Потому что это сказки русские, и привезены они были в Сибирь теми самыми русскими переселенцами, которые в дальнейшем стали чалдонами. Что же тогда у чалдонов из устного фольклора было свое? Многолетний полевой опыт исследователей показал, что у чалдонов из жанров устного фольклора, по сути, самыми популярными были всего три: легенды, былички и байки. Основные сюжеты чалдонских легенд – это истории о том, когда и как они появились на территории Сибири. Одни из них связаны с Ермаком, другие с освоением Сибири казаками после Ермака. Иногда в легендах раскрывается происхождение названий каких-либо мест и явлений. В чалдонских быличках речь идет о встречах с нечистой силой. Ну а в чалдонских байках полным-полно поучительных сюжетов, курьезных случаев из реальной жизни, а также рассказов о чалдонском характере и смекалке.

Песенно-поэтический фольклор.

Чалдоны, как и все русские, очень любили петь. Ни одно застолье, ни один праздник не обходился без песни. И песенно-поэтический фольклор чалдонов имел свои отличия. Во-первых, стоит отметить, что чалдоны имели свою оригинальную манеру пения. Так, например, те, кто проживал на территории Обь-Томского междуречья, пели «резиново», то есть чередовали растянутое пение и резкие обрывы посреди фраз или слов. Среди песен, что исполняли чалдоны, самыми любимыми были тюремные. Скорее всего, это было связано с тем, что в формировании культуры чалдонов определенную роль сыграли бывшие каторжники и ссыльные. Следующими по популярности можно назвать лирические песни и жестокие романсы. Имелись у чалдонов солдатские и исторические песни. Интересен тот факт, что в этих песнях пропевались чисто сибирские сюжеты. Если же говорить в целом о песенно-поэтическом фольклоре чалдонов, то стоит сделать вывод о том, что у них явно наблюдалась своя певческая традиция.

Обычаи и обряды.

Обрядовая культура чалдонов в общей своей структуре не имела никаких особенностей, что радикально бы ее отличали от обрядовой культуры всего русского населения России. Однако, все же некоторые имелись.

Чалдоны, как, впрочем, и все русские, широко праздновали период Святок – время от Рождества и до Крещения. На Рождество ходили «славить» со звездой по домам, где пели христославия и «щедры» (особые поздравительные песни). Повсеместно у чалдонов была традиция «шулюкования» - ряжение и хождение по домам на протяжении всего периода Святок. На Новый год (или старый Новый год, как сейчас говорят) ходили по домам «посевальщики», которые сыпали по дому зерном и говорили особые слова. Важной традицией Нового года у чалдонов были гадания девушек и незамужних женщин. Как и у всех остальных этнографических групп русских, у чалдонов на Крещение делалась в реке прорубь, в которую окунались все желающие. Считалось, что благодаря этому с человека «смывались» все грехи и лечились болезни.

Широко праздновался чалдонами такой праздник, как Масленица. На протяжении масленичной недели было принято кататься на конях, украшая сбрую и сани. Важной частью масленичных праздников было приготовление блинов, которые ели, макая в растопленное масло. Всю «маслену» неделю чалдонская молодежь каталась с снежных горок. Важной чертой чалдонской Масленицы было устроение крепостей из снега, которые потом разрушались всадниками. Чалдонские мужчины на «Масленку» любили проводить между собой разные силовые и рукопашные состязания, самым любимым из которых была борьба.

Борьба на съезжем празднике в Царёвом Кургане, 1895 г. Фотограф А. И. Кочешев. Курганский областной краеведческий музей.

Интересны традиции празднования чалдонами Пасхи. Как и все православное население России, они шли на пасхальную церковную службу, где освящали яйца, куличи. Однако, после этого начиналось самое интересное. Со второго дня пасхальной недели чалдонские мужчины выходили на улицу и играли в самые разные спортивные игры: чехарду, городки, бабки, лапту. Любили они и устраивать игры с пасхальными яйцами: катали их с горок, со специальных деревянных лотков.

В летнюю пору чалдоны праздновали Троицу, во время которой они украшали дома и двор молодыми березками, а пол засыпали свежескошенной травой. На Ивана Купалу чалдонские парни собирались толпой и обливали всех подряд, а особенно девушек.

Говоря об особенностях обрядовой жизни чалдонов, стоит пару слов сказать о их свадебных традициях. В общей своей структуре чалдонская свадьба похожа на свадьбу русского Севера. Это наталкивает некоторых исследователей на мысль о том, что определенную роль в формировании чалдонов сыграли и выходцы с севернорусских губерний. Чалдонская свадьба начиналась с сватанья, накануне выкупа проводился девичник, на котором невесту водили в баню. После выкупа жениха с невестой везли в церковь на венчание, после которого ехали на свадебный пир. При выходе замуж чалдонские женщины меняли прически, закручивая на затылке косу. После этого считалось великим грехом показывать кому-либо свои распущенные волосы, даже мужу. В чалдонской среде очень важное значение придавалось невинности девушки до свадьбы. В том случае, если девушка хранила себя до брака, то после первой брачной ночи на забор было принято вывешивать простыню с запекшейся кровью, а жених тем временем благодарил родителей за то, что воспитали «честную» дочь. Если же оказывалось, что девушка уже не девственница, то жених мог отказаться от нее и брак считался недействительным.

И что же в итоге?

Если сравнивать культуру чалдонов с культурой других этнографических групп русских, то налицо виден однозначный факт: у чалдонов не было своей, «особенной» культуры. Да, какие-то традиции и обряды не имели и не имеют аналогов у всего остального русского народа, но в общей своей структуре чалдонская культура и русская культура это одно и то же.

Быт и менталитет чалдонов имели больше особенностей, отличавших их от остального русского населения России. Но это вполне закономерно. Первые русские поселенцы, осваивая бескрайние просторы суровой Сибири, противостояли непростому климату, открывали для себя новые условия ландшафта, жили в условиях постоянной угрозы со стороны сибирских коренных народов. Все это поменяло их характер и нравы, сделав более предприимчивыми, осторожными, в чем-то суровыми и угрюмыми. Однако, несмотря на это, они не перестали быть русскими, сохранили свое вероисповедание, отношение к самым главным в жизни вещам.

Чалдон – это русский первопроходец, первооткрыватель, который проложил дорогу в Сибирь для всего остального русского народа. Сделанный им вклад в освоение и развитии Сибири нельзя не заметить и нельзя забыть. И поэтому мой долг, как ученого, и как потомка этих самых чалдонов – рассказывать всем правду о них, не давая возможности всякого рода любителям «реальной» истории использовать гордое слово «чалдон» в своих целях.

  • Автор статьи: Е. Рублёв

Что почитать:

    

1. Александров А.В. Происхождение русской поясной борьбы в Сибири//Проблемы истории, филологии, культуры. №4. Магнитогорск: МДП, 2010. – С. 293-305.

2. Горбунов Б.В. Традиционные рукопашные состязания в народной культуре восточных славян XIX – начала XX века. М.: Координационно-методический центр этнологии и антропологии РАН, 1997. — 170 с.

3. Красноженова М.В. Взятие снежного городка в Енисейской губернии/ Сибирская живая старина, Иркутск. – 1924. – Вып. II.

4. Любимова Г.В. Заметки о сибирской Масленице. Взятие снежного городка/Археология, этнография и антропология Евразии. Новосибирск: издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2002. №4.

5. Любимова Г.В. Возрастной символизм в культуре календарного праздника русского населения Сибири. XIX начало XX века. - Новосибирск: Изд-во ИАЭ СО РАН, 2004. – 239 с.

6. Макаренко А.А. Сибирский народный календарь в этнографическом отношении // Зап. РГО по отделению этнографии. – Спб., 1913. – Т. 36.

7. Новиков А. Несколько заметок о сибирской маслянице// Сибирская живая старина. Иркутск, 1929, вып. VIII – IX, С. 175 - 177.

8. Рублев Е.А. «Мужские» масленичные традиции в Сибири //Этнография Алтая и сопредельных территорий Материалы международной научной конференции, посвященной 25-летию центра устной истории и этнографии лаборатории исторического краеведения Алтайского государственного педагогического университета. – 2015. С. 152 – 156.

9. Уразманова Р.К. Годовой цикл традиционных обрядов и праздников сибирских татар// Сибирские татары. Казань: Институт истории АН РТ, 2002. – С. 110 – 140.

10. Фурсова Е.Ф. Календарные обычаи и обряды восточнославянских народов Новосибирской области. – Новосибирск: «Агро», 2002. – 258 с.

Вольные каменщики Сибири

В 1761 году начальству алтайских горных заводов принесли необычные вести. Поисковая партия прапорщика по фамилии Зелёный обнаружила в верховьях реки Бухтармы...

Славный воин-сибиряк

Военная история России знает немало случаев, когда воины-сибиряки проявляли истинный героизм и влияли на ход военных действий. Героизм сибирских...